Редакторская
  
Безопасность
  
ПБП
  
Власть
  
Авиапсихология
  
 >> 
 
 
Форум
 
 
Поиск
   
     
   
     
 

 Сайт 
00-11-2007 ОЦЕНКА ОБСТАНОВКИ В КАБИНЕ ЭКИПАЖА ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ АВИАЦИОНЫХ ПРОИСШЕСТВИЙ

00-11-2007 МЕТОДОЛОГИЯ ЛОГИКО-ВЕРОЯТНОСТНОГО
КОЛИЧЕСТВЕННОГО ОЦЕНИВАНИЯ И АКТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ РИСКОМ АВИАЦИОННОГО ПРОИСШЕСТВИЯ В ПРЕДСТОЯЩИХ ПОЛЕТАХ


30-10-2007 Человеческий фактор в условиях перехода авиакомпании к управлению безопасностью полетов, Тезисы докладов научно-практической
конференции

    

00-10-2008 КОЛИЧЕСТВЕННОЕ ОЦЕНИВАНИЕ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ТЕКУЩЕГО УРОВНЯ БЕЗОПАСНОСТИ ПОЛЕТОВ ЭКСПЛУАТАНТА ВОЗДУШНЫХ СУДОВ
    

00-07-2008 ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ПОЛЕТОВ ЛЕТНЫМИ ЭКИПАЖАМИ ТРАНСПОРТНОГО САМОЛЕТА НА ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ЭТАПАХ ПОЛЕТА
    


 Опрос 


Опросы



 Наша кнопка 





 
 
 
Вернуться к списку

20-01-2008 БОЛЬШЕ, ЧЕМ РЕФОРМА. О реформах в Вооруженных силах РФ, Колесниченко Ольга, www.aviahumanfactor.ru

   

    Фото: СИОС ВДВ МО РФ, 2007

   

    «СЕГОДНЯ НУЖНО ГОВОРИТЬ о новом большом национальном проекте – это утверждение законности на всей территории страны», – заявил Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда России, на заседании Совета Федерации 21 февраля 2007 г. С такой масштабной позиции становится более понятным, почему в Вооруженных Силах столь острым стал вопрос неуставных отношений. Правонарушения в армии, насилие среди призывников и курсантов – это следствие несоблюдения законности в войсковых частях. То есть, пресловутая «дедовщина», которую так боится гражданское общество, ни что иное, как проявление кризиса судебной системы в целом. В то же время, совершенно справедливым можно назвать утверждение, что главная проблема взаимодействия армии и гражданского общества – качественный уровень комплектования Вооруженных Сил – решается более чем успешно. Благодаря ряду конкретных нововведений российская армия становится одним из самых инновационных общественных институтов государства.

   

    По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), современная российская молодежь в 15% случаев не считает, что служба в армии – это долг. Общество во всем мире смещается к немилитаристским ценностям, отсюда возрастание прагматизма в молодежной среде. Однако, нельзя согласиться с тем, что в системе ценностей утрачивается понятие патриотизма, любви к Родине и желания служить своей стране. Это одно из базовых нравственных понятий, наравне с отношением к своим родителям, к тем, кто слабее, к нормам человеческого поведения. Если посмотреть на службу гражданина России в армии по призыву с точки зрения его конституционного права и желания отдать свой долг Родине, а также получить дополнительные знания и жизненные навыки, то такой гражданин должен быть защищен от совершения против него преступных действий в период прохождения службы в армии. По сути, речь идет о защите прав потребителя социальных услуг общества. Значит корень проблемы в несовершенстве законодательства, его двойственности по отношению к преступлениям, совершаемым в период прохождения службы в войсковых частях.

    Сергей Рыбаков, начальник Управления информации и общественных связей – заместитель начальника Аппарата Министра обороны РФ, в интервью обозревателю радиостанции «Эхо Москвы» Матвею Ганапольскому 13 марта 2007 г. подчеркнул: «По ряду преступлений можно сделать так, что человек получит год дисбата. Это для него менее болезненно, чем колония. Речь идет, как правило, не о воинских преступлениях, а все-таки больше об общеуголовных. Получается, что у нас вводится понятие двух уголовных кодексов, разная мера ответственности. Тот же гражданский парень, для которого ответственность по Уголовному кодексу наступает с 16 лет, а по некоторым преступлениям с 14 лет, получает одну меру наказания. А у военнослужащего есть возможность получить дисбат. С гуманной точки зрения это правильно, а с другой стороны – это неравная ответственность перед законом. Уголовный кодекс должен быть для всех един». Фактически все наиболее распространенные случаи «дедовщины» в армии подпадают под три статьи Уголовного кодекса РФ: ст. 335 УК РФ – неуставные отношения, ст. 161 УК РФ – грабеж и ст. 282 УК РФ – разжигание национальной и религиозной вражды. Основные темы, связанные с нарушениями в обращении с призывниками в России – это несоблюдение норм численности призывников на сборных пунктах; отсутствие горячего питания; отсутствие возможности пользоваться телефоном; проблемы со спальными местами; нарушение сроков пребывания на сборном пункте; денежные поборы с призывников; вымогательство взяток за предоставление отсрочек от призыва на военную службу.

    В самих Вооруженных Силах уровень преступности, конечно меньше, чем в среднем по всей России – в два раза. Ни в коем случае нельзя экстраполировать общие социологические данные на призывников, выполняющих свой долг перед Родиной. Тем не менее, такой фактор, как общий уровень подростковой преступности, требует пристального внимания в аспекте прогнозирования правонарушений в воинских частях и превентивного принятия мер по защите молодых людей от неуставных отношений. В среднем ежегодно в России совершают преступления около 3 млн человек, при этом несовершеннолетние преступники составляют 12,4% (это более 152 тыс. человек). Что же нам ожидать от отношений внутри армии при таком уровне подростковой преступности, которая всего лишь в 2 раза меньше преступности по категории ранее судимых лиц (их в России около 276 тыс. человек). Это и социальная гражданская проблема преступности в обществе, и армейская проблема неуставных отношений среди молодых призывников, и проблема профилактики терроризма и экстремизма в стране.

    Аналитики правозащитной международной организации «Human Rights Watch» при всей жесткости сделанных выводов о «дедовщине» в российской армии, тем не менее признались, что в России есть немало офицеров, которые хотят навести порядок в частях и покончить с «дедовщиной» и, что самое главное, международные наблюдатели считают, что офицеры могут осуществить реальные перемены в этом вопросе, публично поставить перед обществом этот вопрос и выработать практику реальной юридической ответственности за правонарушения в частях. Генерал-майор Сергей Рыбаков так характеризует сегодняшнюю «дедовщину» в войсках: «В понятие «дедовщина» объединяются разные проблемы, необязательно это только отношение старшего по призыву к младшему, это могут быть и равные по призыву, и отношение офицера к солдатам, и солдатов к офицеру…» (интервью обозревателю радио «Эхо Москвы» Андрею Черкизову 19 ноября 2006 г.). Проблема эта глобальная. Моральное состояние в рядах Вооруженных Сил России определено термином «система мести» и относится к наиважнейшим проблемам национальной безопасности. Бороться со сложившейся «традицией беззакония» при прохождении молодыми людьми воинской службы по мнению гражданского общества следует прежде всего методом жесткого и показательного наказания виновных – так ответили 50% участников Интернет-опроса (газета «Известия», 31 января 2006 г.). При этом, 41% респондентов считают, что борьбе с «дедовщиной» будет способствовать увеличение доли контрактников в армии, и только 9% граждан рассчитывают на помощь дополнительных органов гражданского контроля. «Если командир не работает с подчиненными, если в казарме не наводится уставной порядок, то другого нового здесь ничего не придумаешь – констатирует Сергей Рыбаков – Сейчас и так достаточно органов, которые надзирают над армией, независимо от гражданского контроля. Есть специализированная военная прокуратура, система военных судов и военная контрразведка ФСБ».

    Заместитель начальника Аппарата Министра обороны РФ считает, что в современной судебной системе государства такое понятие, как дисциплинарный батальон, уже является архаизмом. Так же по мнению генерал-майора, идея создания военной полиции – это излишняя мера, несущая в себе неоправданные бюджетные затраты. Сергей Рыбаков особо отметил, что нельзя приветствовать практику, когда боевые офицеры превращаются в «тюремщиков», это не является задачей Вооруженных Сил. Напротив, нужно оптимизировать функциональные обязанности уже существующей в войсках военной комендатуры, усилить ее, наделить ее конвойными функциями, обеспечить дополнительными ресурсами, что, по мнению генерал-майора, будет являться более оправданной мерой со стороны государства.

    Специалисты ВЦИОМ делают однозначный вывод – вопросы, связанные с Вооруженными Силами России, в наше время волнуют почти все слои общества (более 80% граждан). За сохранение всеобщей воинской обязанности в российском обществе выступают более 64% граждан, по их мнению мужское население России должно иметь военную подготовку. Служба в армии является «школой жизни для молодых людей» – так считают 35% опрошенных ВЦИОМ россиян; «делает из молодых людей настоящих граждан» – 31% опрошенных; «помогает молодому человеку избежать безработицы, безделья, приобщения к криминальной среде» – 20% опрошенных; «дает возможность получить образование и профессию» – 7% опрошенных (ВЦИОМ, апрель 2006 г.).

    Воспитательный потенциал российской армии не утратил основного своего завоевания: если в начале прошлого века в армию рекомендовалось отбирать людей «способных и нравственно подходящих», то, за вековую эпоху развития и строительства в новой истории, армия (теперь постсоветская, российская) ставит перед собой задачу (и в большинстве случаев успешно ее выполняет) перевоспитания, дообразования, формирования личности молодого поколения. Вот конкретный пример: в постсоветские годы в войсковых частях стала формироваться практика, необходимость в которой была продиктована самой жизнью – появились «сыны полка», беспризорники, взятые на воспитание в войсковые части. Вырванные из уличной среды, не посещающие школы, употреблявшие спиртные напитки и наркотики, ребята за годы жизни в войсковых частях становятся совсем другими людьми, с совершенно иной судьбой. Многие в дальнейшем поступают в институты (в том числе в Москве), становятся офицерами или гражданскими специалистами.

    В последние несколько лет произошли кардинальные изменения в Вооруженных Силах РФ и в их взаимодействии с гражданским обществом. В целом, можно сказать, что Вооруженные Силы трансформировались в качественно новое состояние в наиболее важном ракурсе – уровне подготовки военных людских ресурсов государства. Это нечто большее, чем просто реформа. Перечислим наиболее значимые решения:

    1.Переход на одногодичный срок службы в армии по призыву (ступенчато, через срок службы в 1,5 года);

    2.Информационная открытость перед обществом и инициативная активность информационной работы со СМИ, становление информационного обеспечения Вооруженных Сил фактически как рода войск;

    3.Создание родительских комитетов и наделение их специальными инспекционными полномочиями приказом Министра обороны РФ;

    4.Сокращение и оптимизация числа военных кафедр при высших учебных заведениях страны, реорганизация системы подготовки офицеров запаса;

    5.Акцентирование внимания на Уголовном кодексе РФ в борьбе с «дедовщиной», возвращение в войска гауптвахты;

    6.Оптимизация числа отсрочек от армии;

    7.Появление открытого диалога армии с гражданским обществом: подписание меморандума с Уполномоченным по правам человека, работа с Комиссией Общественной палаты по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов, силовых структур и реформированием судебно-правовой системы и создание Общественного совета при Министерстве обороны;

    8.Интенсивное формирование корпуса профессиональных сержантов-контрактников;

    9.Введение в практику приема на военную службу граждан СНГ, желающих в дальнейшем получить российское гражданство;

    10.Формирование системы начальной военной подготовки в школах, возрождение РОСТО;

    11.Предоставление льготных мест в высших учебных заведениях рядовым-контрактникам, отслужившим 3 года в армии;

    12.Отказ от привлечения к участию в боевых действиях призывников (в боевых действиях участвуют только военнослужащие-контрактники);

    13.Перелом патриотического и воспитательного «вакуума» во взаимоотношениях армии с молодежной средой в стране;

    14.Появление в Вооруженных Силах начального профессионального образования призывников, дающего молодым людям, призванным после школы, гражданскую профессию;

    15.Официальное признание статуса «сынов полка» решением Правительства РФ и приказом Министра обороны РФ и появление в воинских частях детских взводов из подростков-сирот в возрасте от 14 лет, взятых на полное государственное обеспечение и воспитание;

    16.Формирование воинских соединений с учетом национально-территориальных особенностей их дислокации и места жительства военнослужащих;

    17.Создание института военных капелланов (православных священников, мусульманских имамов и муфтий, еврейский раввинов), появление полевых храмов в войсках, совершение обрядов крещения военнослужащих (в том числе в присутствии заместителей командиров по воспитательной работе), организация полевых воскресных школ;

    18.Консолидация ветеранских объединений, создание Центрального Совета по делам ветеранов, финансирование поисковых работ погибших воинов в местах сражений в Великой Отечественной Войне, интенсификация антифашистского воспитания.

    19.Признание важности роли «человеческого фактора» и психологических проблем, как первостепенных в армии.

    В октябре 2005 г. Парламентская Ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла резолюцию «Образование и религия», в которой говорится, что террористические акты, расизм, ксенофобия, межнациональные конфликты обусловлены религиозным невежеством и фанатизмом. В качестве контрмер ПАСЕ обозначила необходимость обучать и просвещать молодое поколение в вопросах религии. Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II в своем обращении к российскому народу подчеркнул: «Церковь имеет попечение обо всем, что затрагивает душу человека, а попытки сделать религию исключительно частным делом человека, исключить ее из общественной жизни – явление деструктивное. Мы, жители России – разных возрастов и национальностей, убеждений и вероисповеданий, представляющие различные социальные группы – являемся единым народом с общими корнями и общим будущим». По данным ВЦИОМ (декабрь 2006 г.) в России 63% населения – православные, 6% – мусульмане, по 1% иудеев, католиков, буддистов и протестантов и верующих других вероисповеданий, а также 11% россиян просто верят в Бога, но ни к какой конфессии себя не причисляют. Около 16% россиян считают себя атеистами. Воссозданный в армии институт капелланов призван не только оказывать моральную поддержку молодым людям, но и образовывать их, предотвращая тем самым распространение протеррористических идей, сектантства (например, саентологии), лжеучений о мусульманстве (например, ваххабизма) в обществе. В апреле 2007 г. в военном суде Новосибирского гарнизона заслушивалось дело рядового внутренних войск МВД РФ, призванного из Дагестана. Военнослужащий «проповедовал» среди призывников идеи ваххабизма. Случай пока единичный, однако он сигнализирует о тревожной тенденции современности – «оправдании терроризма» среди лиц, обученных военному делу с целью вербовки и создания незаконных вооруженных банд-формирований из бывших военнослужащих. Ведь именно незнание мусульманской религии служит благодатной почвой для тех, кто следует за лжепроповедниками терроризма, обозначающими себя «национальными героями» и «борцами за правое дело».

    Главная цель международного терроризма – добиваться контроля над территориями, богатыми природными энергетическими ресурсами. Все интенсивнее проводятся информационные протеррористические и экстремистские кампании, обращенные в молодежную среду, способствующие воспитанию молодого поколения в духе традиций террористической борьбы. В докладе председателя Комиссии Общественной палаты по вопросам толерантности и свободы совести Валентина Тишкова, прозвучавшего 30 января 2007 г. на совещании ОП «Этническое и религиозное многообразие России как основа стабильности и развития общества», было сказано, что в России сформировался этнический неорасизм. Изменилась и демографическая национальная карта России – по данным последней переписи населения (2002 г.) на Северном Кавказе русских проживает всего 53%, меньше всего русских в Ингушетии (1,2%), Чечне (3,7%) и Дагестане (4,7%). В связи с этим своевременным явилось решение о создании национальных батальонов в Чеченской Республике «Восток» и «Запад», которые сформированы исключительно из чеченцев, заключивших контракт с Министерством обороны. Это инициатива первого вице-премьера Сергея Иванова: «Россия – многоконфессиональная страна. На территории России живут народы, более тысячи лет исповедующие ислам, и это одна из традиционных российских религий наряду с православием, иудаизмом, буддизмом. Поэтому мы посчитали, что для эффективной охраны нужно два ключевых компонента. Прекрасный боевой опыт, который есть у этих подразделений – «Восток» и «Запад», и второе: с учётом их вероисповедания было ясно, что они легко, непринуждённо установят контакт с местным населением, что в результате и произошло».

    На Саммите «Группы восьми» (G8) в июле 2006 г. в Санкт-Петербурге была принята резолюция «Образование для инновационных обществ в XXI веке». В документе G8 отмечено: «Мы будем обеспечивать более эффективное использование общественных ресурсов в сфере образования на всех уровнях и на всех этапах жизни. Мы будем формировать инновационные общества, которые обеспечивают непрерывное повышение квалификации профессиональных кадров и творческие возможности для обучения в течение всей жизни человека». Эту формулировка в полной мере соотносится с выполняемыми задачами по образовательным инициативам в Вооруженных Силах России. Статс-секретарь – заместитель Министра обороны Николай Панков, говоря о новых законодательных инициативах военного ведомства, отметил: «Законопроект предусматривает предоставление гражданам, прослужившим не менее 3 лет по контракту на должностях солдат, матросов, сержантов и старшин право бесплатного обучения на подготовительных отделениях (курсах) при государственных ВУЗах; право на получение в период обучения на подготовительных отделениях (курсах) указанных учреждений стипендии с повышением на 50% от установленных норм; право поступления в государственные вузы вне конкурса».

    Виктор Садовничий, ректор Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова отмечает: «Каждый человек должен иметь простор для реализации своего потенциала и своего таланта. Вот как раз в этом и заключается задача государства и общества. Все мы – и школа, и семья, и университет, и руководство страны – должны быть озабочены тем, чтобы каждый наш растущий гражданин смог реализоваться». Можно продолжить – реализоваться гражданин должен на благо своей страны и общества, созидая, а не разрушая свой внутренний мир и участвуя в социальном строительстве. Первые шаги, позволяющие молодым людям не потеряться в жизни, найти свою профессию, самореализоваться в обществе дает возможность сделать сегодняшняя армия – это инициативы по начальному профессиональному образованию призывников и предоставление льготных мест в ВУЗах для контрактников. В этом аспекте актуальна и проблема вовлечения молодых людей в террористическую деятельность, которые в дальнейшем уже не видят для себя иного рода занятий. Есть социальные факторы, благодаря которым становится возможным вербовать молодежь для участия в террористических актах. Прежде всего, это отсутствие работы и невозможность получить образование: в молодежной среде крушение стремлений и надежд приводит к негативной реакции, толкая к преступной деятельности. Помимо этого играет роль отсутствие религиозного образования, неправильное восприятие националистической демагогии.

    С 1 сентября 2006 г. в 33 гражданских ВУЗах происходит подготовка для Вооруженных Сил офицеров-гуманитариев, недостаток которых сказывается на морально-психологическом климате в армейской среде. Учебные военные центры при гражданских университетах называются факультетами военного обучения, где преподается в полном объеме базовое гражданское специальное образование. Офицеры-воспитатели сегодня считают, что для улучшения обстановки в войсках необходимо заботиться прежде всего о здоровом морально-психологическом климате. Поступление в армию высокообразованных офицеров повысит в целом интеллектуальный уровень в войсках. По данным опроса Социологического Центра Вооруженных Сил РФ, военные специалисты по воспитательной работе, участвовавшие в апреле 2006 г. во II Всеармейском совещании офицеров войскового звена, только в 36% высказались относительно необходимости индивидуальной воспитательной работы с военнослужащими. Возможно, это обусловлено кадровым недостатком офицеров-воспитателей в армии, которые взяли бы на себя задачу индивидуальной психологической работы в войсковых частях. Тревожные «симптомы», требующие такой работы, уже есть. По данным того же Социологического Центра ВС РФ, 92% кадрового состава армии и флота заявляют о своей психологической готовности к отражению внешней агрессии, но, в тоже время, только 72% военнослужащих уверены в способности выполнить боевые задачи.

    Из официальных данных, которые регионы представляют в Министерство обороны, а руководство военного ведомства открывает обществу – самоубийства являются основной причиной гибели призывников и составляют до 35% от всех случаев смерти солдат-срочников. Суть проблем призывников-срочников, несомненно, в боязне жертв неуставных отношений самостоятельно обращаться в органы прокуратуры, и в объективной неспособности военнослужащих решать настигшую беду самостоятельно. Члены общественных организаций считают, что на современном этапе наблюдается тенденция повышения эффективности обращений правозащитных организаций в прокуратуру по поводу нарушений прав военнослужащих. Помимо этого, военные структуры демонстрируют открытость в вопросах правонарушений, что доказывают следующие данные: менее 1% преступлений выявляется в ходе специальных проверок, проводимых дополнительно органами военной прокуратуры, 99% преступлений вскрываются сразу и не укрываются командирами войсковых частей. Эффективность диверсификации гражданских общественных организаций в работу государственных структур по правонарушениям в войсковых частях (Управлений ФСБ и военной прокуратуры) уже показала себя на практике. В частности, такой опыт работы с военнослужащими применяют в Астраханской, Владимирской, Липецкой областях; Еврейском автономном округе; Республике Карелия и Хабаровском крае. Несомненно, подобное взаимодействие дает наибольший результат.

    Основное отличие в России, например, от американских общественных организаций, работающих по проблемам военнослужащих – это отсутствие у нас преимущественно психологического профилактического профилирования гражданских общественных организаций. Пока наибольший упор делается на общественно-политические и социальные направления деятельности. Получается, что результат этих работ направлен на глобальные социальные вопросы, а вот адресной и конкретной работы по программам психологической поддержки солдат в частях, мониторинга случаев правонарушений, психологических курсов подготовки с участием гражданских организаций не хватает. Излишняя «политизация» таких организаций не способствует поддержке молодых призывников. Об этом говорил и Сергей Рыбаков в интервью «Эхо Москвы»: «У нас организаций, которые называются «Комитетом солдатских матерей», несколько десятков, и в этом одна из проблем. Некоторые из них уже зарегистрировали себя как политические партии». Однако, заместитель начальника Аппарата Министра обороны РФ подчеркнул: «Мы будем вести переговоры со всеми заинтересованными сторонами, не с одним «Комитетом солдатских матерей», а со всеми подобными заинтересованными в проблеме общественными организациями».

    Комментируя для россиян в интервью «Эхо Москвы» инициативу первого вице-премьера Сергея Иванова о создании родительских комитетов в армии, генерал-майор Сергей Рыбаков сказал: «Мы уже много раз встречались с самими родителями, и не далее, как последняя встреча Сергея Борисовича Иванова прошла в одной из войсковых частей недалеко от Москвы 7 ноября 2006 г., где собрались почти все родители служащих там солдат. На встрече был задан вопрос – что вы предлагаете, чтобы не волноваться за своих детей? Родители хотят, чтобы была возможность в любое время дня и ночи получить информацию о состоянии детей. Родительские инспекции – это активная группа родителей, назначать которую будет не заместитель по воспитательной работе, не командир части, а сами родители. Инициативная группа родителей теперь может осуществлять проверки войсковых частей. Родители, например, могут два раза в год посещать совещания руководства части и участвовать в принятии решений по вопросам, касающихся того, как живет солдат, что он ест, как он медицински обслуживается, что с воинской дисциплиной, какие проблемы в казарме. В любом военкомате сотрудник по воспитательной работе теперь будет обязан каждому родителю выдать точную информацию: в какую часть убыл их сын, номера телефонов части. Теперь, чтобы пройти в саму часть, поинтересоваться, что там происходит и вникнуть, участвовать в жизни части – не нужно будет никакого дополнительного ходатайства или обращения к общественным организациям, например, в «Комитет солдатских матерей» или письма от губернатора. Каждый родитель может прийти в часть, поговорить с офицерами, в том числе с заместителем командира по воспитательной работе, пройти на территории части куда нужно, исключая мест, связанных с режимом секретности и боевой подготовкой. Мы призываем всех родителей солдат объединиться вокруг этих войсковых частей, по аналогии с родительскими комитетами в школах. Каждому командиру части и заместителю командира по воспитательной работе будет вменено в обязанность держать с родителями призывников постоянный контакт. Эта идея новая и она будет прорабатываться в Минобороны дальше».

    Решению проблемы «дедовщины» будет активно способствовать и завершение программы по набору сержантов-контрактников, считает Сергей Рыбаков: «К концу 2007 – началу 2008 гг. все части постоянной готовности станут полностью контрактными – и солдаты, и сержанты. Начиная с 2009 г. и до 2011 г. все сержанты будут контрактниками. Сегодня уже все солдаты, служащие на подводных лодках являются контрактниками, а к 2011 г. и на надводных кораблях ВМФ контрактниками будут все солдаты срочной службы». Тем не менее, призывная кампания по-прежнему будет оставаться в России одним из способов комплектования войск как в мирное, так и в военное время. Невозможность полностью отказаться от мобилизационных призывных мероприятий вытекает из всеобщей мировой практики. Например, Израиль, противостоящий агрессии террора, придерживается всеобщего призыва, причем не только юношей, но и девушек. Помимо актуальности военного сдерживания, на стратегию набора в армию накладывает отпечаток общая демографическая социальная ситуация в России. Переход на полностью контрактный принцип комплектования соединений и частей полностью не спасет от «дедовщины». Уже выявлено, что каждое шестое преступление на почве «дедовщины» происходит с участием военнослужащего-контрактника. Сопряженными проблемами здесь являются и общее качество первичного отбора в армию, и грамотный социальный опрос при отборе в войсковые части, и прогнозирование возможности оборота наркотиков в среде военнослужащих, и психологический микроклимат в частях. Так, по данным социологического опроса наших контрактников в 56% случаев военнослужащие высказываются по вопросам улучшения их социального обеспечения, а в 33% случаев контрактников интересуют вопросы отдыха и досуга. Соответственно, для обеспечения нормального микроклимата в частях немаловажную роль должна играть организация досуга и отдыха (социальное обеспечение, само собой, всегда играет самую важную роль). Недостатки в организации досуга могут иметь прямое и крайне негативное влияние на молодых людей.

    Прежде всего, нужно исходить из того, что те молодые граждане, которые выполняют свой воинский долг, заслуживают уважения и социальной, а также квалифицированной психологической поддержки. Одна из задач, которую сейчас военные специалисты решают – активно способствовать формированию уважительного отношения в обществе не только к армии в целом, но и к каждому отдельному солдату в не меньшей, а даже в большей степени. Однако, индивидуальной работы воспитательных органов для изменения морально-психологического климата в войсках, недостаточно. Сегодня «информационное поле», информационно-коммуникационные технологии вносят решающий вклад в образование и воспитание. Но глобальная информационная среда – это не только пропаганда, это социальное взаимодействие разнообразных субъектов общества. Современные специалисты в области «Public Relation» обеспечивают реализацию взаимной потребности субъектов «социального организма». Без грамотно выстроенного информационного обмена не функционирует ни одна социальная система, в том числе и армия. Морально-психологическое обеспечение военнослужащих с одной стороны широко обсуждается общественностью через СМИ, и с другой стороны напрямую зависит от влияния информационной среды. Сергей Иванов в 2006 г. отметил: «Заинтересованные лица, я думаю, могли заметить изменения, произошедшие в стиле работы военного ведомства в сфере общественных связей. Теперь информацию по наиболее волнующим вопросам россияне могут получать из первых рук, а не пользоваться порой сознательно искаженными сведениями из ангажированных источников… Недооценка информационного обеспечения может не только свести на нет усилия по повышению престижа Вооруженных Сил в обществе, но и существенно осложнить сам процесс реализации возложенных на них функций». СМИ для современной армии не столько воспитание, сколько ведение новой войны. Специалисты по связям с общественностью осуществляют антипровокационные превентивные меры, что имеет решающее значение в морально-психологическом обеспечении войск. Надо учитывать, что читателями армейских СМИ являются не только военнослужащие, но и допризывная молодежь, те, кто придут служить и чья личность еще только формируется.

    Социальное, патриотическое воспитание в обществе XXI века несет в себе нагрузку формирования личности гражданина свободного общества. Контроль со стороны воспитательных органов за армейскими СМИ не может способствовать адекватному реагированию на информационную «движущую силу». Напротив, армейская структура связей с общественностью призвана квалифицированно работать с информационной средой, не слушать, а слышать, добиваться позитивного диалога с неармейскими и внутриармейскими структурами. Если в основу принципа разделения Вооруженных сил на виды войск заложена среда обитания (сухопутная, морская, воздушная и космическая), то, возможно, глобализация информационных потоков и их влияние на людей (информационная среда обитания) приведет к необходимости формирования полноправного информационного вида Вооруженных Сил в недалеком будущем.

    Следуя выбранному курсу, уже обсуждаются в военных кругах следующие шаги:

    - повышение конкурентоспособности военных СМИ в гражданском обществе, интенсификация патриотической информационной работы с подростками;

    - разработка мер по предотвращению роста национал-экстремизма среди молодежи;

    - масштабная борьба с наркоманией;

    - внедрение личного документа по безопасности призывника, облегчающего процедуру реагирования на преступления в войсковых частях;

    - вопрос о страховании здоровья призывников страховыми компаниями;

    - профилактика появления незаконных вооруженных банд-формирований из бывших военнослужащих;

    - предотвращение нелегальной иммиграции из государств СНГ посредством преждевременного расторжения контрактов в армии;

    - противодействие оправданию терроризма в СМИ и в рядах военнослужащих.

    Известный философский принцип требует, чтобы часть отражала целое, как и в целом отражались части. Целое – это государственные принципы формирования общества, а часть целого – молодой человек, отслуживший в Вооруженных Силах по призыву. Моральные, личностные характеристики каждого молодого мужчины и будут в дальнейшем определять основные черты российского общества. Поэтому чрезвычайно важно корректировать морально-психологические настроения в войсках, добиваться консолидации духовных ценностей призывников, грамотно выстраивать обмен информацией между армией и обществом, добиваться общественной поддержки реформ. Министр обороны РФ Анатолий Сердюков подчеркивает: «Сегодня Минобороны выступает в роли, своего рода, координатора работы с общественными объединениями всех силовых структур. Более того, у нас уже существует стройная система совещательно-консультативных органов». Гордиться можно не только новейшими боевыми комплексами и подводными лодками, не только повышением уровня боевой подготовки и количества масштабных учений, но и тем, что оставив позицию «изгоя» в обществе, Вооруженные Силы России превратились в наиболее влиятельный и авторитетный общественный институт государства. На Совещании руководящего состава Вооруженных Сил РФ в 16 ноября 2006 г., обсуждая итоги реформирования армии, Верховный Главнокомандующий ВС РФ Владимир Путин констатировал: «Главное – к людям в погонах возвращается осознание своей государственной значимости».

   


Вернуться к списку

  Рейтинг:  отсутствует


Добавить ваш комментарий
 
 
 Форум 
День Интернета в России

Профилактические работы

Добавлена новая опция модерирования - Доступ

Требуется Flight Safety Inspector

Где можно выучиться на бортпроводника?


 Ваш выбор 
06-2008 Автоматизированная обучающая система для этапа первичной летной подготовки, д. т. н., проф. В. В. Косьянчук, к. т. н., доц. А. И. Наумов, ВВИА им. Н.Е. Жуковского, журнал «Проблемы безопасности полетов»




10-ка лучших
 
 Рекомендуем 
06-09-2010 Продолжение исследований по методике параметрического мониторинга полёта, О. А. Бутырин, С. В. Клещенко - (ОАО «Авиакомпания «Сахалинские авиатрассы»), Материал предоставил О. А. Бутырин
 
 Интерактив 
"Самолечение пилотов"
Тест для врачей



 Архив сайта 
Просмотреть



 
   
     
     
© Aviahumanfactor.ru - 2007 
обратная связь