<< 
  
Аэроклубы
  
Аэронавигация
  
Космос
  
Школьникам
  
 >> 
 
 
Форум
 
 
Поиск
   
     
   
     
 

 Сайт 
00-09-2009 ТОНЫ И ШУМЫ В КАБИНЕ ЭКИПАЖА ВОЗДУШНОГО СУДНА. ИСТОЧНИКИ И ХАРАКТЕРИСТИКИ
    

00-11-2008 Исследование состоятельности концепции «человеческого фактора»
    

00-07-2009 МЕТОДИКА МНОГОПАРАМЕТРИЧЕСКОГО
ОЦЕНИВАНИЯ СОСТОЯНИЯ СЛОЖНЫХ ДИНАМИЧЕСКИХ СИСТЕМ И ИХ КОМПОНЕНТОВ

    

30-10-2007 Человеческий фактор в условиях перехода авиакомпании к управлению безопасностью полетов, Тезисы докладов научно-практической
конференции

    

00-03-2008 ГИПОТЕЗЫ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ АВИАЦИОННЫХ ПРОИСШЕСТВИЙ


 Опрос 


Опросы



 Наша кнопка 





 
 
 
Вернуться к списку

02-2005 СТАНОВЛЕНИЕ КОСМИЧЕСКИХ ВОЙСК В СТРУКТУРЕ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ , Колесниченко Ольга

   

    Фото: The Journal for space and missile professionals "HIGH FRONTIER", 2004

   

    СТАНОВЛЕНИЕ КОСМИЧЕСКИХ ВОЙСК В СТРУКТУРЕ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ

    РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ИХ РОЛЬ В ПЕРИОД ФОРМИРОВАНИЯ НОВЫХ

    ИНФОРМАЦИОННО-ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ КУЛЬТУР

   

    В настоящее время аналитико-научное планирование и управление информационными потоками заполнили военно-политическую нишу фактически полностью. Компьютерные и телекоммуникационные технологии не просто вытеснили другие методы работы в сфере обмена информацией, но и стали формировать новые информационно-интеллектуальные культуры. Скорость и объем обмена информацией прежде всего определяют успех в стратегическом военном управлении. В гражданском же аспекте это оказывает влияние как на уровень образования, так и на моральный уровень. В огромном высокоскоростном информационном потоке мы стали сталкиваться с совершенно новыми угрозами, которые, к сожалению, затронули и военно-политические межгосударственные отношения. Доступность и бесконтрольность информации обеспечивает возможность управлять неустойчивой психикой молодого поколения на уровне нации. Обмен информацией и фактическая невозможность скрыть информационные потоки выводит на новый уровень информационные войны – теперь важнее не сама информация, а скорость и искусство ее подачи. Трудно не согласиться с мнением, что в развитии глобального терроризма, этой современной реальной войны, огромную, решающую роль играет межэтнический информационный обмен. Информационный телекоммуникационный поток отражается и на психологическом климате в обществе, а, в особенности, на психике подросткового населения. Развращение информационными потоками, деградация и деморализация больших аудиторий молодых людей (не только в нашей стране) вывели психологические проблемы военнослужащих на первый план. Психологические расстройства у военнослужащих, выполняющих боевые действия также актуальны, как и потери личного состава – эти данные статистически сопоставимы. Так, например, в процентном выражении от числа американского контингента в Ираке доля психологических расстройств, явившихся причиной демобилизации из зоны военного конфликта, составила 3,4% (серьезных психических расстройств – 0,6%), в то время как доля убитых американских солдат (потери американской армии) составила 0,85%, раненых – 6,2%. Моральный уровень американских солдат беспокоит военное руководство Пентагона более чем серьезно. Военнослужащие наиболее элитных авиационных частей Air Combat Command подвергаются неуставным отношениям, включая сексуальное насилие в казармах. Специально созданная в 2004 году Комиссия, расследующая случаи сексуального насилия в частях ВВС США /Sexual Assault Assessment Team report (SAAT)/ установила, что каждый третий солдат склонен к алкоголизму. Злоупотребление в частях алкоголем сопутствовало инцидентам сексуальных издевательств в казармах в 50% случаев. Только зарегистрированные преступления, связанные с сексуальным насилием в казармах на базах ВВС США, составляют более чем 5%. Моральная деградация, сформированная в допризывном подростковом возрасте, в среде соответствующих информационных потоков, декларирующих алкоголизм, наркоманию и взращивающих подростковую преступность, в дальнейшем отражается на боеготовности войск и моральном уровне воинских соединений.

    С запуска СССР первого в мире космического спутника Земли в 1957 году начала свой отчет новая информационная веха, ощущать веяния которой мы только начинаем. Орбитальные спутниковые коммуникации – это не только поток вербальной антропологической информации. Это и новое техногенное управление в войнах следующих поколений – бесконтактных, дистанционных, высокоскоростных, инновационных. Серьезным шагом в направлении спутниковой информационной военной политики явилось выделение в структуре Вооруженных Сил России нового рода войск – Космических Войск в 1992 году. Более 10 лет орбитальная спутниковая военная группировка нашего государства развивается по пути интеграции во все сферы деятельности общества, находя все новые и более многокомпонентные способы взаимодействия, включая и международные отношения. Не только разведывательные функции и контроль воздушно-космического пространства являются боевыми задачами Космических Войск. Все более и более космические подразделения втягиваются в обеспечение информационных потоков, охватывая сферу образования и морального воспитания. Очень точно характеризуют этот род войск американские специалисты. Инновации, предвидение, стремление к лидерству, решимость – вот качества, которые подчеркивают офицеры военных авиакосмических сил США (US Air Force Space Command), когда описывают период их становления, адресуя успехи и достижения заслугам коллектива сподвижников генерала Бернарда Шривера (Bernard Schriever). Как отмечает командующий авиакосмических сил генерал Ланц В. Лорд (Lance W. Lord), Бернард Шривер и его творческая команда ученых, инженеров, пилотов и др. вела американскую нацию в глубины космоса, помогая контролировать действия СССР и, в итоге, «выиграть Холодную Войну». «You can’t go to war and win without space» («Вы не можете выиграть войну без космоса») – эти слова Ланца В. Лорда являются одним из лозунгов современных военных авиакосмических сил США (Developing Space Professionals// Space & Missile Journal Vol. I, No. 1, Summer, 2004).

    Министр Обороны Российской Федерации С.Б. Иванов в своем докладе от 17 марта 2004 года подчеркнул необходимость отказа от привычных стереотипов на современном этапе стратегического развития Вооруженных Сил: «Совершенно ясно, что основной ударной силой в современных конфликтах выступает воздушный компонент». Задачи Вооруженных Сил в случае возникновения военных угроз прежде всего будут заключаться в воздушно-космической обороне. «Характерной чертой тактических действий будущего явится возрастающее значение дальности ведения огневого боя… Одной из характерных особенностей боя будут срыв и отражение воздушных ударов противника и борьба за господство в воздухе» – отмечает Министр Обороны РФ. Космические технологии, предоставляющие поистине беспрецедентные возможности в сферах стратегического управления Вооруженными Силами в условиях оборонных действий, упреждения наступательных операций противника, коммуникаций между всеми родами и видами Вооруженных Сил, фактически определяют обороноспособность государства. Лидер Североатлантического альянса – США – уделяют особое внимание информационному превосходству, которое обеспечивается орбитальной спутниковой группировкой. В контексте рассуждений о современном космическом превосходстве американской нации приводятся следующие слова Министра Обороны США Дональда Рамсфельда (Donald Rumsfeld): «Развитие и развертывание современных и эффективных методов командования, контроля, коммуникаций и секретных систем фундаментально изменили Вооруженные Силы США» (Space & Missile Journal Vol. I, No. 1, Summer, 2004).

    Вряд ли стоит доказывать зависимость производства, эксплуатации и поддержания в боеготовом состоянии столь сложных орбитальных технологий (не говоря уже о более амбициозных космических программах) от валового национального продукта государства, его экономической и политической стабильности. Рассматривая роковой отрезок времени между двумя эпохальными правительственными докладами, подготовленными по заказам двух президентов США (Рональда Рейгана в 1986 году и Джорджа Буша в 2004 году) с прискорбием можно констатировать, что по мере интеграции в остов оборонных технологий космической индустрии, экономические возможности реализации космических программ российской нации стремительно падали, а американской нации – возрастали. Как никогда, в мировой истории развития государств, обороноспособность еще не была так зависима, в силу своей масштабности и беспрецедентности, от экономики. В заключительной части доклада, посвященном Вооруженным Силам РФ (от 17 марта 2004), Президент РФ и Верховный Главнокомандующий Вооруженных Сил РФ В.В. Путин особо подчеркнул характерные черты современной реальности обеспечения обороноспособности государства: «Предстоит точно и правильно расставить акценты в военном планировании. Это – крайне ответственная работа. Опираться надо и на динамику военно-политической обстановки, и на реальные возможности нашей экономики».

    Известно, что из четырех основных составляющих стабильности и обороноспособности государства на мировой арене (будь то многополярная геополитическая система, или тенденция к формированию однополярности в условиях «холодной войны»), а именно:

    1/ культурного превосходства (культурная и моральная стабильность);

    2/ состоятельности экономической системы;

    3/ сильного военно-стратегического планирования и

    4/ оптимальной расстановки сил в дипломатических коалициях,

    – формирование культурного и высокоморального самосознания является наиболее весомым. В связи с этим реформирование Вооруженных Сил включает в себя и реорганизацию образовательной составляющей, системы подготовки своей «национальной опоры» – военнослужащих. Тенденции, формирующие системы государственного устройства на современном этапе – «технолого-информационно-менеджеральные принципы организации» и экономико-экологические кризисы и риски – диктуют и военно-стратегические законы и правила. Армия стала настолько наукоемкой и зависимой от дорогостоящих вложений в технологические проекты, в частности, в спутниковую орбитальную телекоммуникационную группировку, что рассматривать оснащенность и обороноспособность армии в отрыве от сопряженных государственных институтов, взаимоувязанных со среднесрочной и отдаленной экономической перспективой развития государства – большая и непозволительная стратегическая ошибка военного планирования.

    Уже апробирована, в общем не новая тактическая стратегия оборонных ведомств – использование экономических рычагов в целях достижения военно-политического превосходства. А именно, когда в результате хорошо спланированного воздействия военно-стратегического и политико-экономического потенциала одного государства, другое просто не может войти в конкурентное наукоемкое противостояние, так как вынуждено решать элементарные вопросы выживания в условиях полной потери конкурентоспособности. В данном аспекте, очевидно, что в рамках выполнения задач высокопрофессиональной армии, способной отразить удар современного противника, грубо говоря, научить запускать ракету или спутник, либо научить создавать ракету или спутник – это разные категории, связанные не только с фактором времени.

    Совершенно ясно, что всеобщая мобилизация, с выдачей одной винтовки на двоих, как это было в 1941 году, сегодня не будет иметь вообще никакого эффекта. Наверное, позволительно сравнить данную ситуацию с той, которая возникла в споре, касавшегося конных полков в начале Великой Отечественной Войны. А сегодня этот спор уже переброшен на сухопутные силы, наземное вторжение, близкий бой. Враг не ворвется к нам на танках, и это так же неоспоримо, как и то, что конные полки не были нужны в технологическом контексте 1941 года. В вопросах современного призыва в армию и высшего гражданского образования противостояния сегодня быть не может и не должно. И объясняется это именно формированием новых информационно-интеллектуальных культур в обществе. Здесь давно необходимо «поставить все с головы на ноги», адекватно рассмотреть ситуацию в мировом масштабе. И тогда никто не оспорит простого тезиса: великому государству не нужна необразованная, безграмотная, набранная из «недоучек» и морально неустойчивых, неконкурентоспособных лиц армия. В боях будущего такие «воины» не смогут быстро отреагировать на прежде всего интеллектуальные задачи преимущественного дальнего боя высоких технологий. В этой связи, армия просто не может себе позволить ломать государственный институт высшего образования своих резервистов. Это непозволительно дорого! Решение вопросов реформирования Вооруженных Сил сегодня лежит в русле грамотной интеграции высококвалифицированных специалистов в армию, широкая координация с гражданской системой профессионального образования, создания новых профессий по эксплуатации высокотехнологичного оборудования двойного назначения, в первую очередь телекоммуникационного оборудования.

    Возможно, это потребует дифференцировки в будущем призывной военной подготовки на два отдельных уровня: лица, не имеющие профессионального образования (не поступившие и не поступавшие в учебные заведения после получения школьного образования) и лица, имеющие диплом о высшем (среднем) профессиональном образовании. Это деление позволить более адекватно использовать потенциал подготовленных специалистов, людские ресурсы, как приоритетную статью научно-технического военного развития. Возможно, такая программная дифференцировка будет способствовать бурному разрастанию того самого «военно-образовательного континуума», о котором сейчас принято говорить в военной среде ведущих экономических держав мира. А именно, для лиц первой категории, армия должна предоставлять инновационную обучающую подготовку, для лиц второй категории армия должна предоставить возможность использовать полученное образование на благо строительства самой армии. Другими словами, институт всеобщего военного призыва и институт профессионального образования граждан не должны разрушать друг друга. Напротив, у армии должна быть в этом вопросе инновационная политика на максимальную эксплуатацию гражданского образовательного института в своих целях, минимизирующих экономические затраты собственно Вооруженных Сил. Если стратегический курс армии будет направлен на инициативное навязывание своего образования лицам не имеющим профессиональной подготовки и максимальное использование в своих интересах научного и технического потенциала лиц, получивших гражданское профессиональное образование, то в итоге, в перспективе, армия получит пласт резервистов в государственном масштабе, который в случае военной мобилизации будет адекватен тем аналитическим задачам, которые государство и армия перед ними поставит. Главная и единственная задача аналитика – не стараться определять границы проблемы (так как у любой проблемы нет границ), а суметь подняться над проблемой. Как бы мы не цеплялись за привычное и вчерашнее, новое и современное – инновационное – рано или поздно вытеснит самые, казалось бы, авторитетные догмы. И уж если инновационные изменения приняты за правомерную реальность, то, значит, мы опять припозднились. Ибо, тот, кто идет следом, никогда не бывает первым.

    Одна из важнейших, насущных задач современных образовательных инициатив в военном образовании – сохранить тот информационный объем антифашистского воспитания, который был во времена СССР. Необходимо снова поднять этот пласт и адаптировать его в связи с террористическими тенденциями современности. Об актуальности такой морально-пропагандистской работы свидетельствует и мнение директора Федеральной Службы Безопасности Российской Федерации Н.П. Патрушева: «Люди сталкиваются с терроризмом как массовым и повсеместным явлением впервые. Так расползался по миру фашизм. Его небольшие и редкие поначалу очаги со временем слились в мощную, трудноодолимую силу, подчинившую себе значительную часть Земного шара. Борьба с терроризмом сегодня не всегда приносит успех, но это говорит не о бесполезности, а о необходимости бороться всем миром, объединив интеллектуальные и технические усилия всех стран» (Тезисы выступления на заседании Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации 29 октября 2004 года).

    Актуальность антифашистского воспитания призывников и молодых офицеров – это также стратегия дообразования, которую должна взять на себя армия, заботясь об обороноспособности государства. На смену былому советскому политвоспитанию офицеров советских времен, должна прийти объемная, хорошо продуманная образовательная программа по антифашизму и антитерроризму с элементами конфессионального образования, межконфессионального согласия и непростой задачи воспитания в духе национальной идеи многонационального народа. «В наши дни при стремительно происходящей смене поколений умная и вдумчивая работа, нацеленная на воспроизводство лучших профессиональных традиций и ценностей, обеспечение «связи времен», извлечения уроков из нашего противоречивого исторического прошлого, героического и трагического, является насущной необходимостью. На наш взгляд, критерий может быть здесь такой – все, что работает на созидательное и поступательное развитие страны, сохранение ее конкурентоспособности в мире, институтов гражданского общества, повышение благосостояния народа, должно быть бережно сохранено и востребовано» (Н.П. Патрушев «Тайна Андропова»// Российская газета, 15 июня 2004 год).

    Армия должна «поставлять» своему государству хорошо обученных (в том числе высоким технологиям в доступном объеме) за период пребывания на службе, конкурентоспособных и жизнестойких, психологически устойчивых в гражданском обществе, с «закрепленной, усвоенной навечно» антифашистской моральной позицией молодых граждан – вот это самый значимый и востребованный вклад армии в обороноспособность государства.

    Континуум образовательных инициатив для призывников по годовому контракту – затрагивающий не просто вопрос престижа службы, а решающих в долгосрочной перспективе вопрос образования и морального воспитания нации, приближения к возможному стандарту государственного бесплатного элитного образования в области высоких технологий и коммуникаций, интегрированного не только в гражданский рынок труда, но и в структуры последующего высшего (среднего специального) образования; возможна разработка единого тестового выходного экзамена с правом зачисления в ВУЗы.

    Сегодня понятия армия и высокий уровень образованности – необходимое условие обороноспособности. Противопоставление этих понятий – непонимание современных технологий войн. Год службы после школы может давать очень мощное общее образование, делающее молодого гражданина конкурентоспособным на гражданском рынке труда, значительно более конкурентоспособным, чем лиц, уклонившимся от службы и не поступивших в ВУЗы (училища).

    Доступность элитных образовательных программ – мощный рычаг для повышения престижа службы, способный создать даже конкурс на место. Это технологии «рабфака – рабочего факультета», система годового подготовительного специального образования. Иными словами, современной армии, например, после окончания годового срока службы, нужен военный специалист определенного и стандартизированного уровня, при этом год службы должен включать возможность для молодых людей устранить дефекты образования и повысить свой интеллектуальный и профессиональный уровень.

    Так как воздействие на интеллект нации и моральное разложение – это признанная сегодня технология военно-политических действий, необходимое дообразование молодежи – это армейская задача, направленная на повышение обороноспособности государства даже в большей степени, чем пополнение вооружения и военной техники. Интеллект нации и ее морально-духовный потенциал считается в геополитике современных государств самым весомым капиталом, определяющим возможность прогнозирования развития международной военно-политической ситуации. Особенно важным считают обращение к потенциалу науки, максимальное его задействование, поскольку именно наукоемкие образовательные программы могут обеспечить качественный прорыв в будущее. Выделяют даже новое научное военное направление – военную антропологию, подразумевая особенности психологии, социального поведения, физического здоровья, обучения и воспитания, формирующиеся в среде военнослужащих. Несомненно, сюда относится и особые требования к уровню профессиональной активности офицерского состава, творческой активности. В аспекте телекоммуникаций и спутниковой индустрии творческая активность в инженерной деятельности взаимосвязана с разработкой инновационных средств вооружения и военной техники. Крайняя необходимость повышения уровня воспитательной, духовно-идеологической и научно-образовательной работы с младшим офицерским составом – к этой задаче можно отнести такую инновационную образовательную программу, как «Общая Войсковая Космическая Подготовка». Учитывая, что Россия (СССР) является пионером в освоении космоса (первый полет человека – Ю.А. Гагарин, 1961 г.; первый выход в открытый космос – А.А. Леонов, 1965 г.; первая доставка вымпела с изображением Государственного Герба СССР на Луну – 1959 г.) континуум образовательных и воспитательных инициатив в космической и информационно-коммуникационной сферах будет оказывать влияние прежде всего на национальное самосознание как офицерского состава, так и военнослужащих по призыву или по контракту.

   

    Дополнительная информация:

   

    The Journal for space and missile professionals "HIGH FRONTIER"

    Summer 2004 Vol 1, No 1.

    JOURNALwebspec.pdf (1115кб)

   

    Air Force Space Command, Almanac 2004-2005

    almanac.pdf (6409кб)

   

    Report of the Defense Science Board/ Air Force Scientific Advisory Board Joint Task Force on Acquisition of National Security Space Programs, May 2003

    Office of the Under Secretary of Defense For Acquisition, Technology, and Logistics, Washington, D.C. 20301-3140

    space.pdf (2238кб)

   


Вернуться к списку

  Рейтинг:  отсутствует


Добавить ваш комментарий
 
 
 Форум 
Симуляция симулятора

Требуется Flight Safety Inspector

С новым 2010 годом!

Наши самолеты

Где купить радиоуправляемый беспилотник?


 Ваш выбор 
06-2008 Автоматизированная обучающая система для этапа первичной летной подготовки, д. т. н., проф. В. В. Косьянчук, к. т. н., доц. А. И. Наумов, ВВИА им. Н.Е. Жуковского, журнал «Проблемы безопасности полетов»




10-ка лучших
 
 Рекомендуем 
06-09-2010 Продолжение исследований по методике параметрического мониторинга полёта, О. А. Бутырин, С. В. Клещенко - (ОАО «Авиакомпания «Сахалинские авиатрассы»), Материал предоставил О. А. Бутырин
 
 Интерактив 
"Самолечение пилотов"
Тест для врачей



 Архив сайта 
Просмотреть



 
   
     
     
© Aviahumanfactor.ru - 2007 
обратная связь